Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:03 

Стивен и его Плащ. Движение навстречу (11-...)

Ailuropoda Aprica
Панда с бутербродом
Название: Стивен и его Плащ. Движение навстречу
Автор: olga chernyshenko
Размер: макси, в процессе
Пейринг/Персонажи: Стивен Стрэндж/Кристин, Плащ левитации
Категория: джен с элементами гета, броманс
Жанр: флафф, драма, romance
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Сиквел к тексту "Стивен и его Плащ". После битвы Стивен Стрэндж забирает домой Плащ левитации и пробует привыкнуть к нему, своей новой роли в мире и наладить отношения с Кристин.
Примечание: я учитываю только вышедший фильм, без данных из комиксов, поэтому у меня у Стивена осталась квартира - без особых ценностей, правда, которые он продал ради лечения, и без автомобилей в гараже. И он не переехал жить в храм - по крайней мере, сразу. Если вы знакомы с событиями комиксов, для вас этот текст будет AU.


Части 1-6: здесь, части 7-10: здесь.

11

В полуночном Камартадже практически не осталось неспящих людей. Пустовала площадь для тренировок, и лишь на ступенях Святилища сидели трое магов — Сэмюэл Ли в компании ещё двоих мастеров. Они изучали иллюстрации в древней книге. Плащ привычно обернулся вокруг своего хозяина, согревая его от пронизывающего ноябрьского холода — с каждым визитом сюда ветер становился всё более ощутим, за что удостоился благодарного кивка и услышанного в мыслях: «Спасибо, Плащ».

Стивен проследовал на кухню — по нью-йоркскому времени уже миновало время обеда. Наблюдая за тем, как он берёт у зевающего дежурного поднос с чаем и традиционными лепёшками с мёдом, Плащ вспомнил, с каким удовольствием он выступал перед толпой учёных — не чета роли виноватого спасителя на совете мастеров, и вновь пожалел, что видел это лишь на экране ноутбука.

«Может быть, в следующий раз хозяин позволит мне затаиться где-то в зале?..» — осторожно понадеялся Плащ. Онлайн-трансляция выступления — это, конечно, хорошо, но вживую всё равно интереснее. К тому же, оператор не сразу догадался показать Кристин, так что её реакцию Плащ пропустил, хотя и догадался, какой она была, по эмоциям на лице вернувшейся в квартиру девушки и даже успел испугаться за хозяина.

Правда, опасения оказались напрасными: реакция у Стивена всегда была на высоте, так что он очень ловко перевёл стрелки на Старейшину. Плащ даже мысленно поаплодировал такому прекрасному ходу. Эффект неожиданности сработал идеально: заинтригованная Кристин быстро остыла, а потом и вовсе оценила свои перспективы. Обнимать её, разумеется, Плащ не рискнул, да и хозяина следовало защитить… Но всё-таки он успел увидеть на лице закрывавшей дверь Кристин мелькнувшую улыбку. А вот Стивен — нет, хотя и без того считал, что поступил правильно.

Согревая пообедавшего хозяина по пути в библиотеку, Плащ обратил внимание на светящуюся цепочку заклинаний, которую пытался сотворить мастер Ли, и недовольно встопорщился, узнав формулу. Он хорошо помнил книгу, где встречалась эта комбинация чар, причём уже на пятой странице. Довольно безобидная комбинация, стоит признать. Но вот следующие заклинания, в особенности, из второй части…

Плащ подергал Стивена за рукав и указал на колдующих магов.

— Да, я заметил, что они колдуют. А что?

Плащ замер, соображая, как объяснить, затем легко коснулся заживающей раны на груди Стивена.

— Хочешь сказать, они тоже вызывают кого-то не того?

Плащ отрицательно покачал воротником.

— Уже хорошо. Тогда что? Ты указал на мою рану, нанесённую адептом Тьмы. Значит, ты считаешь, Ли и компания тоже могут повторить этот путь?

Плащ согласно качнул уголками воротника.

— Я тебя понял. Учту, — Стивен ещё раз подозрительно посмотрел на мастеров и зашёл в библиотеку. — Ну а пока пора браться за учёбу самому, — и решительно направился к столу.
***

Плащ чувствовал себя счастливым. Более четырёх часов подряд на плечах любимого хозяина, вникавшего в многочисленные ритуалы пособия для мастеров. Он не отвлекал его — конечно же, нет! Но ближе к утру уловил в его мыслях мимолётную досаду на неудобный жёсткий стул и принялся с энтузиазмом разминать затёкшие мышцы.

Стивен даже прекратил читать и запрокинул голову.

— Ох, как хорошо… Чего же ты ждал?..

Плащ удвоил усилия, захватив всю спину, и особенно тщательно занялся поясницей, плечами и шеей. Стивен же окончательно расслабился, обмякнув на стуле, и закрыл глаза.

— Какое прекрасное чувство… Никому тебя не отдам, Плащ… Да, вот тут сильнее… Ох…

Засияв ярче, Плащ чутко прислушивался ко всем высказанным и не высказанным вслух желаниям хозяина и старался изо всех сил… До тех пор, пока в библиотеке не появился первый посетитель.

— Ты чего остановился? Продолжай, — не понял Стивен и, не дождавшись реакции, открыл глаза.

Рядом со столом стоял Старейшина с крайне заинтересованным выражением лица.

— И правда, из-за меня прекращать массаж не следовало, Плащ. Доброе утро, доктор Стрэндж.

Стивен тут же выпрямился на стуле.

— Доброе утро, Старейшина. Не заметил, как вы подошли.

— Ну, в вашем положении это вам бы вряд ли удалось. Признаться, даже не задумывался, что Плащ левитации можно использовать таким способом.

— Откровенно говоря, я тоже. Он сам решил размять мне спину, — Плащ грустно опустил воротник. — Эй, я не сказал, что недоволен! — воротник вновь поднялся.

Старейшина наблюдал за этим с едва заметной улыбкой.

— Вижу, вы практически закончили первую книгу, доктор.

— Да. Завтра уже отправлюсь в храм. С ритуалом вступления в права хранителя я вроде бы разобрался. Надеюсь, меня не испепелит на месте.

— Подстраховать?

— О, — Стивен замялся. — Вероятно, у вас достаточно дел здесь. Хотя… на просмотр трансляции вы как-то время нашли.

— Вы, чтобы произвести впечатление на девушку, — тоже.

— Я же последовал вашему совету, разве нет? — нахмурился Стивен.

— Да. Но при этом не предупредили её СМСкой и на ровном месте устроили шоу.

Стивен неприятно поразился тому, насколько совпали эти слова с тем, что сказала Кристин.

— Вы следите за мной и в моей квартире?

— Нет, — спокойно ответил Старейшина. — Я всего лишь живу на свете вдвое дольше вас. Полагаю, я вряд ли ошибусь, если предположу, что моя предшественница считала вас на редкость высокомерным и заносчивым эгоистом, зацикленным на себе и своём превосходстве над другими.

— И вы, безусловно, разделяете её мнение? — вздёрнув подбородок и сжав подрагивающие пальцы в кулаки, с вызовом предположил Стивен.

Старейшина промолчал. Плащ, почувствовав глухую обиду внешне невозмутимого хозяина, осторожно его обнял.

— Да ладно, говорите как есть! Мне не привыкать, — добавил Стивен и, вздохнув, мимолётно потёрся щекой о воротник Плаща, благодаря за поддержку.

— Мне известно точное число людей, которым вы спасли жизнь, доктор Стрэндж, — размеренно произнёс Старейшина. — И я внимательно ознакомился со всеми вашими научными трудами. Вы великий хирург, которого, увы, потеряла медицина. И вы можете стать великим магом, которого, я надеюсь, обретёт Камартадж, — он выдержал паузу. — Я разделяю мнение прежнего Верховного Чародея о вашем высокомерии, но я считаю, вы как мало кто в этой вселенной имеете на него право.

Стивен встал и молча поклонился. Старейшина так же низко поклонился ему в ответ.

— А вообще, я пришёл сюда за книгой, — уже совсем другим тоном сообщил он Стивену. — Занимайтесь дальше, доктор. Не буду вам мешать.
***

«Как управлять храмом? Пособие для начинающих» всё же покорилось Стивену Стрэнджу, и на последних страницах действительно обнаружилось несколько небольших иллюстраций, как и предупреждал Вонг. Закрыв глаза и мысленно перебрав в памяти все выученные схемы, Стивен решил, что достаточно всё усвоил, а значит, можно брать следующий том — всё равно в Нью-Йорке было пока только восемь вечера.

Уловив эту мысль, Плащ мягко потянул своего хозяина к той полке, на которой выставлялись нужные ему книги.

— Спасибо, Плащ, — оценил помощь Стивен, закрепляя пособие цепями, и снял с полки новый том. Тяжёлый, с металлическими уголками и толщиной — по виду — тысячи на полторы страниц. — «Сей труд назначен чародею достойному, дабы уберечь его от ошибок невольных и поведать о чудесах, Агамотто заложенных в стены сии…» — зачитал он вслух надпись на первой странице. — М-м, а хранители храмов знали толк в сказках на ночь.

Плащ зашелестел, издав звук, похожий на смешок. Стивен тоже улыбнулся.

— Или вот тут ещё: «Только чистому сердцу явит храм чудеса свои явственно и укроет его от беды, близких мага сего не позабыв». Так, ну всё, расходимся, Плащ. Нам с тобой ничего из этого всё равно не грозит.

— Не верите в способность магических зданий защищать своих, доктор?

Стивен поднял глаза на остановившегося в проходе Старейшину с толстой книгой в руках.

— Не верю. Я видел, как Кецилий убил мастера Драмма, и что-то нью-йоркский храм не спешил его защищать. Так что либо мастеру Драмму не хватило чистоты сердца, либо всё это, — Стивен кивнул на запись в книге, — обычное суеверие для простаков.

— Драмм прослужил хранителем храма меньше года, доктор Стрэндж. Его предшественнику — мастеру Самину — храм служил гораздо дольше, вливая в него силы и продлевая его жизнь, пока мастер Самин не пал в битве с демоном. Впрочем, ваш скепсис мне вполне понятен. Удивляет лишь то, как вы, пренебрежительно относясь к идее артефакта размером с храм, тем не менее, поддерживаете такие доверительные отношения с артефактом в виде Плаща.

Стивен посмотрел на Плащ и снова на Старейшину.

— В столкновении с Кецилием Плащ несколько раз спас мне жизнь. Он доказал свою полезность.

— То есть, когда её докажет храм, вы поверите словам в книге?

— Скорее всего. Я вообще верю в убеждающую силу доказательств.

— Что ж, подождём.

Стивен закрыл книгу и понёс её мимо Старейшины к столу, сел на всё тот же неудобный твёрдый стул и вздохнул.

«Плащ, плечи опять затекли. Разомнёшь?» — мысленно предложил он.

Плащ с готовностью взялся исполнять его просьбу, заодно захватывая и шею. Стивен прикрыл глаза, отдаваясь приятным ощущениям и испытывая чувство признательности, а когда вновь их открыл, обнаружил, что Старейшина никуда не ушёл.

— Вы хотели мне сказать что-то ещё?

— Нет, доктор, — покачал головой Старейшина. — Мне всего лишь любопытно: вы позволяете это своему Плащу, потому что не знаете его истории, или же напротив — потому что её знаете?

Плащ, дёрнувшись, замер и начал дрожать.

— Только не снова! — приказал ему Стивен, уловив этот приступ паники, и недовольно посмотрел на Старейшину: — Нет, не знаю. И пообещал не узнавать. Не пугайте мне Плащ!

Плащ всхлипнул и застыл. Старейшина, на миг округлив глаза от такой просьбы, сделал два шага вперёд, к Стивену.

— Хорошо, не буду. Это очень благородно, с вашей стороны, доктор. И рискованно. Благородно — потому, что вы так демонстрируете уважение к своему артефакту, а рискованно — поскольку все в Камартадже, кроме вас, эту историю знают, и правда может всплыть в самый неподходящий момент.

— Я не понял: вы сейчас меня одобряете или нет?

— Я… уважаю ваш выбор.

— Это не ответ на мой вопрос.

— А другого вы не получите. Время покажет, доктор Стрэндж. Что касается тебя, Плащ… — Старейшина посмотрел на артефакт. — С новым хозяином тебе повезло. Будь достоин.

Резко развернувшись, он направился к выходу.

Стивен молча проводил его взглядом до двери и неожиданно даже для себя позвал:

— Верховный Чародей?

Старейшина оглянулся.

— Да, доктор Стрэндж?

— Я планирую ритуал на десять утра по нью-йоркскому времени. Подстрахуете меня?

— Сочту за честь.

И, поклонившись, вышел из библиотеки.
***

Все последущие четыре часа Плащ старался вести себя очень тихо, наблюдая за тем, как хозяин продирается через вычурный слог первого хранительского дневника. Затем, когда библиотеку наполнили ученики и мастера, Стивен решил, что пора перекусить и возвращаться в Нью-Йорк, где наступила полночь.

Он вышел из библиотеки, прикрывая рукой глаза от яркого дневного света, и направился в сторону кухни, обходя по периметру площадку, на которой длинными рядами тренировались ученики. Впрочем, несмотря на сосредоточенность этих людей на заклинаниях, его они заметили практически сразу.

Кто-то хладнокровно продолжил тренироваться, кто-то — трое наставников, к примеру — приветственно кивнули, а вот со стороны группы новичков в серых одеждах послышались громкие смешки.

В возникшей паузе между командами мастера Туичена как-то особенно громко прозвучали слова:

— …Нет, вы видели? Ей ещё и хватает наглости задирать воротник, словно ничего и не было! Высокомерная красная тряпка!

Стивен остановился. Медленно развернулся и посмотрел в упор на автора этих слов — высокого худощавого парня со светлыми кудрявыми волосами и серыми глазами. И направился прямиком к нему мимо поспешно расступающихся в стороны учеников.

Мастер Туичен подал знак остановить тренировку, но ничего больше не сказал. Плащ, вмиг заглушив все свои эмоции — чувство вины и стыда — и настороженно следя за возможными угрозами, настроился на мысли хозяина и с удивлением уловил в них звенящую ярость.

Когда до обидчика осталось меньше трёх шагов, Стивен остановился и — как его выучили в Камартадже в первые же дни — приветственно поклонился.

Озадаченный и слегка струхнувший парень поклонился в ответ.

— Меня зовут доктор Стивен Стрэндж. Представьтесь.

— Игнатус Рейв, — откликнулся тот и слегка вздернул подбородок, явно набираясь смелости.

— Мистер Рейв, мне показалось, или вы, в самом деле, позволили себе пренебрежительно высказаться о моём артефакте?

— Нет, — тихо ответил Игнатус.

— Не слышу.

— Нет, мастер Стрэндж. Вам не показалось, — громко повторил Игнатус.

— Я так и думал, — Стивен скрестил руки на груди и прищурился, глядя ему в глаза. — Вероятно, вы прочли немало книг, чтобы делать такие выводы о вещи, которая вам не принадлежит.

— Н-нет.

— Простите?

— Нет, но я услышал это от более знающих людей, чем я.

— Вот как. И, услышав, не придумали ничего лучше, чем бросаться оскорблениями вместо того, чтобы сосредоточиться на тренировке, верно? Вы уже умеете наколдовывать базовый щит, мистер Рейв?

Игнатус опустил глаза и отрицательно покачал головой.

— А оружие из чар?

Та же реакция.

— Вероятно, вы преуспели в искусстве боя шестами?

— Нет, — тихо ответил Игнатус, опустив голову ещё ниже.

Стивен перевёл взгляд на ближайшего учителя.

— Как обстоят дела с порталом у этого ученика, мастер Туичен?

— Не продвинулся дальше нескольких искр в воздухе, доктор Стрэндж, — почтительно ответил мастер.

— А по времени уже пора бы?

— Да, доктор.

— Я так и думал. Что ж, придётся помочь мистеру Рейву, чтобы он освоил хотя бы это, — Стивен надел на пальцы двойное кольцо и наколдовал портал. — Идёмте со мной, мистер Рейв.

Игнатус с опаской взглянул на мастера Туичена и, получив одобрительный кивок, послушно прошёл вслед за Стивеном через портал.

12

На Эвересте завывала вьюга, швыряя мелкие острые льдинки в лицо. Солнечный свет отражался от вечных снегов, слепя глаза, но горы всё равно выглядели великолепно. Стоя, завернувшись в Плащ от ног до кончиков ушей, в этот раз Стивен смог в полной мере оценить красоту пейзажа.

Обхвативший себя руками Игнатус Рейв не проронил ни слова, но всё равно отвлекал от созерцания природы стуком зубов.

— Это Эверест, мистер Рейв. Не каждый альпинист забирался настолько высоко, — с гордостью произнёс Стивен и повернул голову влево. — Пока любуетесь панорамой, рекомендую подумать о том, что оскорблять кого-то слабого — это очень плохая идея, тем более выбравший хозяина артефакт. За любого слабого может заступиться кто-то сильный.

Игнатус шмыгнул носом, стряхнул ладонью налипший на волосы снег и дрожащим голосом спросил:

— Эт-то последнее, что я д-должен п-понять перед смертью?

— Это последнее, что вы должны усвоить перед тем, как займётесь порталом в Камартадж, — Стивен отвернулся от пропасти и начал создавать искрящееся кольцо. — Не теряйте времени, мистер Рейв. У вас меньше получаса.

И шагнул в портал.

Переговаривавшиеся друг с другом обитатели Камартаджа тут же замолчали и — кто с любопытством, кто с ужасом — уставились на него. Стивен же встал посреди площади, расставив ноги на ширину плеч и накрыв левую руку правой, и, ни к кому конкретно не обращаясь, но достаточно громко сказал:

— Подождём.

Недоумения и страха на лицах новичков прибавилось. И лишь мастер Туичен, спрятав улыбку, неторопливо подошёл к нему, встал рядом — едва не касаясь плечом, также сцепил руки и, глядя вдаль, уточнил:

— Эверест?

— Эверест, — подтвердил Стивен.

Не улыбнуться оказалось чудовищно сложно, но оба справились, почти физически ощущая волны паники от окружающих людей.

— Рад, что вы продолжили её традицию, доктор.

— Ну, на то они и традиции, чтобы их кто-то продолжал.

Оба помолчали, стоя неподвижно, словно высеченные из камня статуи. Остальные принялись тихо общаться друг с другом, с опаской косясь на этих двоих.

— Вы за сколько вернулись в первый раз? — тихо полюбопытствовал Туичен.

— Минуты за четыре.

— Мне хватило трёх.

— Я не удивлён, — едва заметно пожал плечами Стивен. — Я сомневался, что вообще смогу.

Мастер Туичен повернул голову к нему.

— Он там уже пять минут. Вы…

— Разумеется, заберу, — поморщился Стивен. — Что за вопрос?

— Подождёте до десяти?

— До семи. Я всё-таки доктор.

Оба снова принялись невозмутимо смотреть вдаль. Гул обсуждения вокруг становился громче, зазвучали первые кровожадные догадки. Начинающие маги напрочь забыли о тренировке и изумлённо охнули, когда Стивен Стрэндж вновь ушёл через портал.
***

Солнце над Эверестом засияло ещё ярче, появившись в просвете между облаками. Игнатус Рейв, стоя на коленях, частично провалившихся в снег, раз за разом повторял заученные движения и уже без всякой надежды вглядывался в редкие искры. Таким его обнаружил Стивен, выйдя из портала у него за спиной, и сразу же, обхватив под руками, рывком поставил на ноги.

— Не вздумай сдаваться! — перекрикивая завывающий ветер, приказал он бешено трясущемуся парню. — Отсюда все новички уходят через портал. Не порть статистику!

— Я н-не могу…

— Ещё как можешь!

Позволяя Игнатусу опереться на себя спиной, Стивен взялся за его заледеневшие руки своими и выставил кисти под нужным углом.

— А теперь представь себе то место, из которого мы пришли сюда. Чётко представь. Сосредоточься на этой картинке. И пожелай, очень сильно пожелай оказаться там. Давай!

Отпустив его запястья, Стивен остался стоять за спиной, давая опору и закрывая хотя бы с этой стороны от ветра.

Игнатус трясущимися руками принялся создавать портал и, после нескольких искр и подбадриваний: «Уже лучше… Ещё!..» — всё же сумел наколдовать искрящееся кольцо. Не веря своим глазам, он, пошатываясь, прошёл сквозь него и рухнул на каменные плиты. Следом прогулочным шагом, в пафосно развевающемся красном Плаще вышел Стивен.

— Мистер Рейв справился с порталом, — объявил он в абсолютной тишине.

— Это хорошая новость, — поклонился ему мастер Туичен. — Благодарю вас за помощь.

— О, никаких проблем, — широко улыбнулся Стивен. — Обращайтесь! — и посмотрел на других новичков.

Практически все они, не сговариваясь, тут же сделали шаг назад.

Тем временем, всё ещё трясущийся от холода Игнатус попытался встать на четвереньки и сел на колени, лихорадочно растирая озябшие руки. С его кудрей и серой одежды сыпались нерастаявшие комки снега.

Понаблюдав за этим, Стивен обошёл его и опустился перед ним на корточки.

— Надеюсь, вы запомнили, что именно сделали, мистер Рейв? — участливо поинтересовался он. — Сможете создать новый портал?

— Д-да, мастер Стрэндж, — закивал Игнатус. — Смогу. П-простите меня. Я не д-думал, когда говорил. П-простите.

Стивен покосился на гордо стоящий красный воротник.

— Мы его прощаем, Плащ?

Плащ согласно качнул уголками воротника.

— Извинения приняты. А сейчас отправляйтесь на кухню и выпейте горячего чая с мёдом. Вам это крайне необходимо.

— Д-да, мастер.

Стивен выпрямился, понаблюдал за тем, как Игнатус дрожащими руками пытается опереться о каменные плиты, и со вздохом протянул ему руку.

Удивление окружающих учеников сменилось шоком при виде того, как мастер, о котором они шептались все эти дни, помогает встать на ноги Игнатусу Рейву, а затем ещё и вежливо кланяется ему — и получает такой же поклон в ответ.

Стивен, проследив за удаляющейся спиной Игнатуса, отправившегося — как ему было велено — в сторону кухни, перевёл взгляд на очень довольного мастера Туичена.

— Вы ведь не откажетесь позаниматься и с другими учениками, доктор Стрэндж? Вряд ли кто-то сумеет рассказать им о человеческой анатомии лучше вас.

— М-м, не откажусь.

Раскланявшись мастером Туиченом и другими присутствующими на площадке мастерами, Стивен наколдовал портал в Нью-Йорк.
***

В полуночной квартире-студии не хотелось включать свет. После ослепительно яркого горного солнца Непала глаза радовались темноте, а мягкого сияния уличных фонарей было более чем достаточно, чтобы, ни обо что не споткнувшись, подойти к панорамному окну.

— Ну что, теперь я ещё и учитель, Плащ, — задумчиво произнёс Стивен, глядя на высотки вдали. — А всего-то остудил пыл излишне разговорчивого ученика…

Плащ поднялся с плеч и, зависнув рядом, поник. Стивен покосился на него:

— Ты чего?

Плащ качнулся и загрустил ещё сильнее.

— Переживаешь из-за того, что он сказал, что ли? — Плащ кивнул. — О, да брось! Во-первых, он уже раскаялся. Ты сам видел. А во-вторых, слышал бы ты, как за моей спиной называли меня, когда я ещё мог оперировать в Метро-Дженерал! Встречались выражения и покрепче.

Не дождавшись реакции на это, Стивен протянул руку и одобряюще сжал красное плечо.

— Перестань. Я вообще считаю, что обвинения в высокомерии — это обычная расплата за крутость. Нам с тобой завидуют. Это нормально. И это — вовсе не наши проблемы.

Плащ осторожно повернулся к нему и нерешительно пошевелил уголками немного приподнявшегося воротника, будто ожидая чего-то. Стивен даже склонил голову набок, пытаясь вычислить, чего хочет явно расстроенный артефакт.

— Я не Кристин, обниматься с тобой не буду, — на всякий случай предупредил он.

Воротник безвольно поник, красные плечи опустились.

— Нет, ты серьёзно?!

Плащ развернулся и полетел к облюбованному креслу, на котором с комфортом устроился и подтянул к себе ноутбук. Видя это, Стивен только покачал головой, включил и проверил мобильный телефон — высветилась уйма неотвеченных сообщений и вызовов, но все с номеров, связанных с работой, и решил отложить переписку с коллегами по медицине до завтра. От Кристин всё равно ничего не было и вряд ли появится в ближайшие дни, пока она не распланирует и не согласует всё, что касается исследования, а остальные могли и подождать.

Он снова посмотрел на ночной Нью-Йорк и, с любопытством, на Плащ. Из всех чудес, связанных с Камартаджем и мистическими искусствами, этот артефакт оказался самым загадочным и нелепым. Обладая такими впечатляющими боевыми навыками, превосходной реакцией, наблюдательностью, скоростью и способностью принимать решения, Плащ, тем не менее, представлял собой нечто большее, чем просто элемент защиты, но вот использовали его прежде — судя по реакции Старейшины и прочих — только в этом качестве.

«Друг, — мысленно подобрал нужное слово Стивен. — Друг, способный прикрыть спину. Во всех смыслах».

Почему-то вспомнился рассказ Старейшины о магических способностях нью-йоркского храма, его поддержке мастера Самина, и Стивен нахмурился.

«Впрочем, нет, тут не дружба, тут зависимость. Взаимная зависимость и потребность друг в друге. А ещё постоянное желание компенсировать годы одиночества в витрине за мой счёт, будто ему зачем-то нужно человеческое тепло. Хотя… может, и нужно — как знать?..»

Стивен медленно прошёлся по комнате, наблюдая за тем, как Плащ старательно прикрывает от него экран ноутбука.

«Как ребёнок, честное слово, — хмыкнул он. — Способный, чем-то или кем-то травмированный ребёнок, возрастом старше меня на несколько сотен лет. И мой персональный массажист. Только я мог раздобыть себе такое чудо, — Стивен остановился у двери в ванную. — Ну а с тайнами из твоего прошлого мы разберёмся вместе».

— Плащ?

Плащ отвлёкся от ноутбука.

— Я собираюсь принять душ и лечь спать. В спальне холодно, так что можешь усилить твоего конкурента в пододеяльнике ещё и своим теплом.

Плащ недоверчиво замер, затем очень медленно поставил ноутбук на журнальный столик и с надеждой приподнял воротник.

— На Эвересте, ты, по крайней мере, справился, — с усмешкой добавил Стивен и чуть приоткрыл рот, видя, как казавшийся ещё секунду назад гордым и солидным Плащ неожиданно взмыл под самый потолок и несколько раз перекувыркнулся в воздухе.

— Как же мало тебе нужно для счастья, Плащ... — Плащ с энтузиазмом подлетел к Стивену. — Не спеши. Ты понадобишься мне приблизительно через полчаса.

13

В Святилище Камартаджа под проекцией земного шара собрались семеро мастеров: трое — на небольшом возвышении возле Глаза Агамотто, и ещё четверо — на расстоянии нескольких шагов от них.

— …В храме Гонконга сейчас спокойно, — завершила свой доклад Тина Минору. — Но в окрестностях продолжают появляться разные сущности, которых заинтересовал феномен реверсивного восстановления с помощью Глаза Агамотто. Пока они изучают местность тайком, я полагаю, причин для тревоги у нас нет.

— Разделяю ваше мнение, мастер Минору, — согласился с ней Старейшина. — Как вы себя чувствуете сегодня, мастер Стюарт? — обратился он к хранителю храма в Лондоне.

С трудом стоящий на ногах и очень бледный Оливер Стюарт машинально одернул рукава рубашки, пряча глубокие красные порезы на запястьях, и без особой уверенности в голосе ответил:

— Хорошо. Лучше, чем вчера, по крайней мере — Дом всё-таки отпустил меня сюда час назад. И я думаю, что скоро свыкнусь с новой ролью.

— Не слишком ли много энергии он забирает у вас? — обеспокоенно уточнил Старейшина. — Выглядите вы неважно.

— Расплата за установление связи. Он привыкает к чужаку, — пожал плечами Оливер, глядя больными глазами. — Я ни разу в нём не был до того, как Древняя назначила меня хранителем. Дом считает меня незнакомцем и, несмотря на ритуал, не спешит принимать. Но я готов терпеть столько, сколько потребуется.

— Мастер Хамир, — Старейшина повернулся влево. — После этой встречи проводите мастера Стюарта в лондонский храм и посмотрите: можно ли как-то помочь им обоим?

Мастер Хамир безмолвно кивнул.

— Благодарю вас, мастер Хамир. Что касается третьего хранителя, доктор Стрэндж готовится к ритуалу принятия и пройдёт его уже в ближайшие часы.

— Ему нужна помощь? — тут же спросил Вонг. — Или вы будете там?

— Я буду, Вонг, — успокаивающе ответил Старейшина. — Прослежу, чтобы он пережил это без особых потерь, хотя он явно не понимает, что его ждёт.

— Это неудивительно, — позволил себе усмехнуться Вонг. — Стивен привык верить книгам, а мастера-авторы обычно опускают всё, что связано с чувствами, ощущениями и последствиями для здоровья.

— С другой стороны, для него явно не в новинку терпеть боль, — заметил мастер Туичен. — Он позволял убивать себя Дормамму, и вряд ли это происходило быстро.

— Да, а потом проходил три дня с энергетическим паразитом в груди, пока Плащ левитации не вынудил его обратиться за помощью ко мне, — Вонг покачал головой от такого безрассудства и возвёл глаза к потолку. — Как бы мы ни относились к этому артефакту, но преданности новому хозяину ему не занимать.

— О, да, — покивал Старейшина, вспомнив разговор в библиотеке. — Они явно друг друга нашли, хотя и далеко не все в Камартадже приняли это с пониманием.

— Вы говорите о тех слухах, которые распускает среди учеников мастер Ли? — уточнил мастер Туичен. — Почему вы закрываете на это глаза, Верховный Чародей, и не позволяете вмешиваться нам?

— Потому что мне поручено подготовить Стивена Стрэнджа к чрезвычайно важной роли, мастер Туичен. Это предполагает не только чтение книг, но и умение реагировать на угрозы. Его решение проблемы Дормамму впечатляет, но всем вам очевидно, что этого недостаточно. И мастер Ли видится мне соперником подходящего уровня для доктора Стрэнджа.

— Даже несмотря на то, что мастер Ли практикует мистические искусства с шести лет? — иронически прищурилась Тина Минору.

— Вы правы, мастер Минору, их опыт в магии несопоставим, хотя они и ровесники по возрасту. Однако гордыня мастера Ли и неспособность принять волю старших толкнули его на неверный путь, и сворачивать с него он не собирается. Это дважды стоило ему должности хранителя нью-йоркского храма, и если он до сих пор не сделал верных выводов… — Старейшина развёл руками.

— У мастера Ли всегда были проблемы с ответственностью, — поддержал Старейшину Вонг. — Непомерное любопытство Стивена тоже толкает его на опасные поступки, да и запретами он пренебрегает, но в критический момент всё равно будет спасать не себя. Чего не скажешь о мастере Ли.

— Да. Стивен Стрэндж — хирург по призванию. Он привык отвечать за других и быстро принимать обдуманные решения — на это мало кто способен. И как бы мне ни хотелось, чтобы число магов и тем более мастеров в Камартадже при мне только росло, а не уменьшалось, намерения и амбиции мастера Ли — это угроза. И разбираться с ней будет доктор Стрэндж.

— Вы не боитесь проигрыша Стрэнджа в случае прямого столкновения этих двоих? — негромко поинтересовалась Тина Минору. — Он всё-таки уступает: и в знаниях, и в опыте. Причём сильно уступает Ли.

Старейшина окинул испытывающим взглядом одинаково хмурые и встревоженные лица мастеров и, бесшумно вздохнув, вздёрнул подбородок.

— Если подобное произойдёт, это будет означать лишь, что и Древняя, и я ошиблись в Стивене Стрэндже.

— Для Стивена победа над Ли в бою граничит с чудом, — твёрдо заявил Вонг. — Это как выпустить кролика против удава, — окружающие мастера дружно закивали. — Но я поддерживаю Верховного Чародея в его мнении, что Стивен справится с мастером Ли.

— И как же? — не понял Оливер Стюарт.

— Что-нибудь придумает. Уж в этом он точно мастер.

Присутствующие помолчали, разглядывая магическую проекцию Земли и друг друга. Затем Старейшина посмотрел на не произнёсшего ни слова с начала встречи мага в тёмно-сером одеянии и поклонился ему.

— Мастер Адмони.

— Верховный Чародей, — вышел тот из тени вперёд.

— Не все собравшиеся здесь мастера знакомы с мастером Натаном Адмони. Последние двадцать пять лет он провёл в странах Ближнего Востока, но теперь я предложил ему возглавить службу разведки. К несчастью, я не обладаю способностями и опытом Древней, позволявшими ей оперативно связывать множество нитей, получая информацию со всех уголков мультивселенной. И мастер Адмони поможет мне быстрее и точнее определять потенциальные угрозы. Вам слово, мастер.

— К своей новой работе я приступил три дня назад, — тихим безэмоциональным голосом начал доклад Адмони — невысокого роста темноволосый маг с невыразительными чертами лица — такими, которые забудешь едва отвернувшись. — За это время весть о случившемся в нашем мире уже облетела всю мультивселенную и вызвала бурный отклик. Оживились все наши враги, однако они пока не планируют серьёзных атак.

— Почему? — полюбопытствовал мастер Туичен. — Разве они не хотят воспользоваться моментом? Мы ослабли, потеряли сильных магов. У нас время перемен, в конце концов.

— Всё верно, мастер Туичен, однако в разных мирах мультивселенной сейчас задаются одними и теми же двумя вопросами: «Почему Древняя выбрала своим преемником малоизвестного учёного из Перу?» и «Где все эти годы мы прятали такого искусного мага, как Стивен Стрэндж, сумевшего защитить нашу вселенную от Дормамму?». Практически никто не верит в историю о хирурге с искалеченными руками, пришедшем за лечением в Камартадж, и считают её лишь легендой мастера, которого десятилетиями обучали тайком, а теперь предъявили публике.

— Не верят? — переспросил Старейшина, невольно улыбаясь.

На лицах остальных мастеров тоже расцвели понимающие улыбки.

— Нет, Верховный Чародей. Не верят и ищут подвох. И пока они не убедятся, что никакого подвоха нет, мы можем жить относительно спокойно и тренировать нашего нового хранителя нью-йоркского храма. Разумеется, я буду держать всех вас в курсе их противостояния с мастером Ли.

— Оно ещё не началось, — отметила Тина Минору. — В смысле, у меня сложилось впечатление, что Стрэндж это противостоянием не считает. Он думает, что всего лишь устроил не всех мастеров, и это нормальная реакция с их стороны.

— Это продлится недолго, — возразил мастер Туичен. — Сегодняшняя реакция Стрэнджа на оскорбление от Игнатуса Рейва впечатлила учеников. Мастер Ли наблюдал за этим издалека и, я полагаю, теперь предпримет что-то ещё. Он явно разозлился на то, что кое-кто начал Стрэнджа уважать, а не насмехаться над ним, а сам Стрэндж вышел из ситуации более чем достойно.

— С блеском, — согласился с оценкой Старейшина. — У него огромный потенциал наставника, о чём он даже не задумывается. И это одно из его преимуществ перед мастером Ли в грядущем противостоянии. Нас ждут интереснейшие события, мастера. Я благодарю вас за продуктивную беседу и более не задерживаю.

Поклонившись, мастера разошлись в разные стороны, оставив Старейшину одного.
***

Оставленный без хранителя на несколько дней нью-йоркский храм производил гнетущее впечатление: тусклый свет внутри, выцветшие краски на стенах и полу, зависшие частички пыли в воздухе. Выйдя из портала возле самого верхнего круглого окна, Старейшина огляделся и направился к парадной лестнице вниз, откуда доносился раздражённый голос Стивена Стрэнджа.

— Полтора часа, Плащ! Полтора часа я потратил на то, чтобы всего лишь войти сюда. Он не пускал меня через портал, а когда я приехал на такси, долго отказывался открыть дверь. Да ещё и пнул в итоге! — нажаловавшись зависшему рядом Плащу, Стивен поднял глаза и заметил спускающегося по ступеням Старейшину. — Вас-то он почему пустил?!

— И вам доброго утра, доктор Стрэндж. Полагаю, у этого Дома не было причин обижаться на меня, ведь я не пренебрегал своими обязанностями хранителя все последние дни.

— Я изучал, что именно надо делать! — возмутился Стивен. Стена справа мерзко скрипнула. — Да-да, изучал! — развернулся к ней Стивен и наставительно поднял указательный палец. — Чтобы ты знал, я не берусь за дело, не собрав всю информацию. Поэтому я несколько ночей провёл в библиотеке Камартаджа, вникая в советы, ритуалы и прочее, чтобы стать нормальным хранителем для тебя.

Стена скрипнула ещё раз, но уже тише.

— Меня вообще-то к этому не готовили, Дом, и если я тебя не устраиваю, можешь попросить себе другого хранителя. Вон, Верховный Чародей как раз здесь.

Достигнув конца лестницы, Старейшина остановился возле первой ступеньки, достал из кармана пурпурного халата чёрные деревянные чётки и принялся их перебирать. Только богатый жизненный опыт позволил ему сохранить невозмутимое выражение лица при виде этой забавной сцены: негодующий Дом, пускающий рябь по стене; надувшийся, словно мышь на крупу, Стивен и повисший между ними Плащ.

Не дождавшись реакции от Дома, Стивен опустил руку и, глянув на стену исподлобья, виновато вздохнул:

— Ладно, извини. Я не знал, что для тебя это важно. Да и откуда мне было узнать? Все эти опытные мастера молчали!

Старейшина, в которого непочтительно ткнули пальцем, высоко поднял брови.

— Ни один из них не соизволил сказать: «Стивен, тот храм — он живой. В нём надо бывать, поэтому отправляйся-ка ты туда!». Представляешь, Дом? Никто даже не намекнул!

Плащ интенсивно закивал, подтверждая слова хозяина, и, подлетев к искорёженной стене, потерся о неё полой.

— Вот-вот, Плащ, расскажи ему, — правильно понял намерения своего артефакта Стивен. — Ты же видел, как всё было.

Брови Старейшины достигли высшей точки, и даже чётки он перебирать перестал. Тем временем, Стивен тоже приблизился к стене и прижал к ней левую ладонь.

— Между нами говоря, Дом, эти маги вообще не слишком хорошо относятся к артефактам. Считают, что над ними можно насмехаться, оскорблять, пренебрегать их чувствами, выбалтывать их секреты… Никогда не одобрял подобного.

Плащ закивал ещё активнее, также прижав полу к стене рядом с рукой хозяина. В возникшей паузе Старейшина открыл было рот, чтобы высказать своё мнение, но неожиданно Дом громко скрипнул, и искорёженная стена расправилась, заодно вернув себе насыщенный цвет.

— То есть Дом согласился меня принять? Я правильно понял, Плащ? — обратился к нему Стивен, и Плащ с достоинством кивнул.

— Хорошо, — Стивен отступил от стены. — Сразу попрошу прощения, если что-то пойдёт не так, Дом. Но, по крайней мере, я буду стараться. Верховный Чародей?

— Да, доктор Стрэндж?

— Я готов начать ритуал.

14

Все, кому хотя бы раз доводилось иметь дело со Стивеном Стрэнджем, знали, что уверенности в себе ему не занимать. Сложно ожидать иного от человека, выбравшего своей профессией нейрохирургию и сумевшего в ней преуспеть. Даже с искалеченными руками Стивен демонстрировал немалую силу духа, удивлял окружающих непрошибаемой верой в то, что сдаваться точно нельзя, и сумел-таки найти иной способ спасать жизни.

Он не робел ни перед Верховным Чародеем и советом магов Камартаджа, ни перед адептами Тёмного измерения и демоном, которому они поклонялись. Тем сильнее удивились бы все эти связанные с миром мистического люди и прочие существа, если бы узнали, чего стоило ему всё-таки решиться на ритуал принятия нью-йоркского храма.

Ни один из них не видел, насколько сильно у него утром тряслись в ванной руки — практически так же, как когда его только выписали после аварии домой. Стоя на расстоянии десяти шагов, Старейшина не мог услышать, как сильно и часто билось его сердце.

Стивен не привык отказываться от единожды принятых решений, однако, соглашаясь всё же занять должность хранителя храма, он не имел ясного представления, что его ждёт. Из 1676 страниц пособия для мастеров первые шесть сотен оказались посвящены описанию связи между храмом и его хранителем, её полезности и возможностей, а вот на следующей тысяче страниц авторы книги скрупулезно расписывали строение матриц для ритуала принятия и то, что происходило с магами, которых храмы согласились или не согласились принять. Не единожды у Стивена мелькала мысль, что он читает пособие для инквизиторов, причём роль Священной Инквизиции отводилась Домам, обладавшим древним и довольно жестоким сознанием, решавшим, кто достоин ими управлять. Недостойные мастера истекали кровью, умирали от голода и обезвоживания или же и вовсе сгорали заживо в первые минуты ритуала. Достойным приходилось не намного легче.

Участники последнего совещания в Камартадже ошибались, считая, что будущий хранитель нью-йоркского храма плохо понимает, что именно его ждёт. Он это представлял себе даже слишком хорошо, вот только увидеть в книге хранителей текст о реальном положении дел могли исключительно претенденты на роль хранителя — остальным это пособие представлялось вполне безобидным сборником советов.

Прижимая ладонь к стене Дома и делясь вслух недовольством по поводу обращения с артефактами магами Камартаджа, Стивен не сумел удержаться и мысленно, по-детски наивно и искренне попросил: «Если я тебе и правда нужен, Дом, пообещай, что я выживу, а?» — и именно на эту просьбу Дом откликнулся, вмиг нагревшись под ладонью и демонстративно выровняв стену.

Посмотрев на одобрительно качнувший уголками воротника Плащ, Стивен вышел на середину коридора и, предупредив Верховного Чародея, начал подготавливать ритуал, совершая руками описанные в книге хранителей движения и создавая светящиеся тусклым оранжевым светом матрицы.

Линии заклинаний сплетались в сложные фигуры, искрящиеся и переходящие одна в другую. Когда после получаса плетений выученное Стивеном описание матрицы закончилось, перед ним образовалась пышущая жаром и потрескивающая сфера. Очень медленно и осторожно он опустил её на пол и секунду спустя оказался в центре матрицы, основной рисунок которой чрезвычайно сильно напоминал символ храма из перекрещенных линий в витражном окне.

— Если символ храма появился, значит, всё идёт правильно, — прокомментировал это вслух Стивен. — И теперь это всё должно вспыхнуть.

Постояв и не дождавшись ничего подобного, он перевёл взгляд на Верховного Чародея.

— В книге, которую вы читали, доктор, было что-нибудь о свидетелях и поручителях?

— Там говорилось о том, что за будущего хранителя должен поручиться кто-то из мастеров. Древняя назначила меня им, находясь в этом храме, так что это пройденный этап.

— Не совсем.

— То есть?

— Поручиться нужно во время ритуала, — снисходительно улыбнулся Старейшина, давая Стивену время осознать, что без его присутствия ритуал бы не состоялся.

— И поэтому вы подошли ко мне в библиотеке? — нахмурился Стивен.

— Да.

Опустившись на одно колено возле контура матрицы, Старейшина вынул из воздуха короткий жезл и коснулся им ближайшего луча.

— Свидетельствую! — громко произнёс он. — Достоин.

В ту же секунду матрица вспыхнула ярким оранжевым светом, из её углов к рукам и ногам Стивена потянулись лучи, а сам он почувствовал, как его приподнимает над полом.

— Плащ! — нашёл он глазами зависший у края матрицы артефакт.

Плащ беспомощно развёл полами, демонстрируя, что не может вмешаться. Потом сложил их вместе перед собой, показывая, что в случае чего готов поймать. И после этого отлетел к стене, потёрся об неё плечом, прислушался и ободряюще кивнул хозяину.

Стивен, поднятый обвившимися вокруг запястий и лодыжек заклинаниями на высоту человеческого роста, тяжело вздохнул.

— Ладно, поверю тебе. Ну что, Дом, твоя очередь проверять, достоин ли я тебя.

Послышался громкий треск. Из всех линий матрицы вверх ударил сноп света, прошивая Стивена насквозь, после чего лучи мягко опустили его на пол. Щурясь и растирая не привыкшие к такой яркости глаза, он сел в центре матрицы по-турецки и, не теряя времени, принялся создавать следующую перед собой. На этот раз — совсем небольшую, имеющую вид вытянутого футляра, и управился с ней всего за пять минут.

— Что ж, раз уж я не осыпался горсткой пепла, пора переходить к установлению связи, — деланно беззаботным тоном сообщил Стивен, закатывая рукава своего синего мастерского одеяния.

Старейшина, тоже сев на пол по-турецки, улыбнулся в ответ:

— Приступайте, доктор, — и, выдержав паузу, добавил: — Я догадался, для чего вы позвали меня. Зря вы, конечно, переживаете по этому поводу, но я понимаю, что не делать этого вы не можете.

Стивен закатил глаза.

— Слушайте, у вас это что, профессиональное? По должности положено?

— Не понял, о чём вы, — удивился Старейшина.

— Неужели? Вы второй Верховный Чародей, которому нравится играть в психоаналитика со мной. Может, у меня на лбу написано: «Я подходящий пациент для разговоров на кушетке», а я не замечал?

Плащ пошелестел воротником, издав звук, похожий на смешок. Покосившись на него, Стивен признательно улыбнулся и, посмотрев на свои лежащие на коленях руки, встретился взглядом со Старейшиной.

— Знаете, скольким несостоявшимся жертвам суицида я восстанавливал работу кистей?

— Нет.

— У вас неполное досье? Семнадцати, Старейшина. А скольким впечатлительным подросткам мы с Кристин вдвоём спасали жизнь?

— Тоже нет.

— И я не считал. Поэтому да, я не сомневаюсь, что вы поняли мой «восторг» от идеи вскрыть себе вены ритуальным кинжалом, чтобы дать этому Дому своей крови. И да, я пригласил вас как человека, способного в случае чего вызвать скорую.

Дом тут же затрещал, темнея.

— Эй, я не говорил, что это понадобится! — глядя в потолок, поспешил оправдаться Стивен. — Но я врач, и меня учили оценивать риски для здоровья. Вон сидит мой штатный психоаналитик, он тебе это подтвердит.

Потрещав ещё немного, Дом затих. Старейшина, усмехнувшись, покачал головой.

— Хватит тянуть время, доктор. Приступайте к следующему этапу.

— Приступаю.

Сосредоточившись, Стивен сложил пальцы, как предписывалось в книге хранителей, затем протянул руку к светящемуся футляру и открыл его. Внутри оказалось пусто.

— Дом? — вопросительно протянул Стивен. — Что бы я тут ни говорил, я действительно готов сделать всё, что нужно.

Он закрыл футляр, подождал несколько секунд и снова открыл. Ритуального кинжала внутри по-прежнему не было, а сам футляр начал тускнеть, пока и вовсе не растворился в воздухе.

— Неужели обиделся? — растерянно проговорил Стивен и повернул голову влево. — Плащ?

Плащ мгновенно оказался рядом со стеной и коснулся её полой. Несколько раз кивнув, он вновь приблизился к краю светящейся матрицы и ткнул уголком полы в Стивена.

— Так, ты указываешь на мою рану, — проследил линию тот.

Плащ махнул в сторону лестницы, а затем коснулся пола. Стивен нахмурился, анализируя информацию, потом его лицо просветлело.

— Подожди, и Дому этого достаточно?

Плащ радостно кивнул.

— О-о… Что ж, я… Спасибо, Дом!

— Что вы поняли, доктор? — не сумел сдержать любопытство Старейшина.

— Когда один из зелотов Кецилия ранил меня, я прополз некоторое расстояние по этому Дому, заливая кровью паркет. Дом решил, что для связи этого достаточно.

Поспешно одернув рукава, Стивен встал на ноги, чувствуя огромное облегчение, и расправил плечи. Затем поднял руки на уровень груди и принялся куда более решительно, чем раньше, создавать следующую матрицу, мысленно произнося слова заклинания.

Старейшина и Плащ с одинаковым интересом наблюдали за колдовством вернувшего себе уверенность мага, действующего с таким выражением лица, будто весь этот мир должен принадлежать ему.

— Хранитель… — тихо произнёс Старейшина. — Настоящий.

Услышавший это Плащ подлетел к нему и, после одобрительного кивка, сел рядом на паркет. Вдвоём они уже чувствовали отголоски силы, которую пробудил Стивен Стрэндж, видели светящуюся сеть из заклинаний, уплотнявшуюся с каждым жестом, и то, как на его лбу начал проявляться оранжевый символ нью-йоркского храма.

Гудение нарастало, задрожали стены и пол. С последним жестом Стивена все оранжевые линии стали ярко-зелёными, а потом впитались в его тело, сразу после этого лишившееся чувств.
***

Сначала появился свет. Зелёный, очень яркий — как у Глаза Агамотто, и Стивен крепко зажмурился, едва открыв глаза.

Затем возникла боль — ударила по оголенным нервам, заставляя вопить каждую клеточку тела, отчего Стивен только чудом удержался в сознании, не желая больше проваливаться в ту светящуюся воронку, куда его затянул ритуал.

И почти сразу к боли добавился звук — глухой и далёкий, но наполненный такой мощью, что заставил дрожать всё внутри.

— Да что ж ты будешь делать! — возмущенно пробасило Нечто. — Я его усыпляю, как могу, чтобы он не чувствовал боли, а он сопротивляется! Стивен, ну что ты творишь, а?

— Дом?! — ошарашенно предположил Стивен, вновь распахнул глаза и тут же зажмурился от нестерпимо-острой боли, чувствуя, как по щекам потекли слёзы.

— Ну а кто же ещё? Теперь-то что глаза открывать нельзя до тебя дошло, а?

— Дошло…

Стивен попробовал шевельнуться, но не почувствовал нигде опоры.

— Ты висишь в воздухе над кроватью в главной спальне храма, любопытный ты мой, — проворчал Дом. — Тебя прошивают насквозь тысячи энергетических лучей, а твой Плащ зажимает тебе рот, чтобы ты не сорвал голос, когда снова попытаешься орать.

— Я это уже делал? — Стивен вдруг осознал, что всё это время общался мысленно.

— Да. Дважды. Тогда я разрешил твоему Плащу приблизиться к тебе. Обычно маги становятся хранителями без всяких артефактов, но мне понравилось развеивать сложившийся у тебя образ злобного Дома-садиста, поэтому твой Плащ сейчас рядом с тобой.

— Э-э… — Стивен замялся, вспомнив, как Дом отказался давать ему ритуальный кинжал и как в самом начале отреагировал на просьбу не убивать.

— Вот-вот, — подтвердил Дом. — Я пошёл тебе навстречу, Стивен, и сделал всё, чтобы облегчить тебе жизнь. А ты как меня отблагодарил? Начал сопротивляться наведённому сну?

Стивен почувствовал себя весьма паршиво.

— Я...

— И что дальше? Пойдёшь травить байки о Домах-садистах, измывающихся над несчастными хранителями, как практически все до тебя?

— О, так ты в курсе.

— Они заполняли дневники, сидя здесь, Стивен. Конечно же, я в курсе того, о чём они писали в них.

Дом печально вздохнул, чем вызвал у Стивена ассоциацию с большим, старым и очень добродушным псом. Развить эту мысль ему помешала вспышка сильной боли в груди, прокатившейся затем от сердца по всему телу.

Ощутив шёлковую ткань подкладки Плаща на губах и сморгнув выступившие слёзы, Стивен попытался отвлечься от боли и сосредоточиться на общении с Домом.

— Лучше бы ты уснул, — мигом отреагировал тот.

— Не сможет, ему слишком любопытно, — вклинился в разговор тихий голос. — Он будет сопротивляться сну, пока не получит ответы на все вопросы.

— Хм, судя по тому, что я вижу в его голове, ты прав. Ох, и не вовремя же в тебе проснулся учёный, Стивен…

С трудом восстановив дыхание после очередного удара по нервам, Стивен мысленно прошептал:

— Подождите, подождите… Плащ?!

— Да, хозяин, — на грани слышимости отозвался тот.

— У него нет сейчас сил говорить с тобой в полный голос, Стивен, — пробасил Дом. — Он их тратит на то, чтобы перетягивать на себя часть твоей боли, пока ты не спишь.

— Но я этого не хочу! — доктор в голове Стивена возмутился до глубины души. — Плащ, ты не должен страдать из-за меня и…

— Тогда задавай свои вопросы побыстрее, — перебил его Дом. — Может, хоть чувство вины за страдания твоего маленького артефакта заставит тебя внять советам большого. Я и так торможу ритуал, как могу.

Новая вспышка боли заставила Стивена выгнуться, тяжело дыша через нос. Он почувствовал, как Плащ, по-прежнему зажимая рот и не давая сорвать голос, легко поглаживает по затылку, отчего иррационально становится легче. И сосредоточился на вопросах.

— Получается, артефакты умеют разговаривать?

— Конечно. Это люди не умеют нас понимать, — тут же ответил Дом. — Ты смог понять нашу речь только из-за особенностей ритуала.

— То есть, когда он закончится…

— Мы с Плащом снова станем для тебя зданием и предметом одежды, да.

— А научиться нельзя?

— Это одна из форм телепатии. Подойди к Вонгу через пару-тройку лет, он проводит тебя в нужную секцию библиотеки.

— Раньше никак? В смысле, я мог бы и сам…

— Не советую, — жёстко отрезал Дом. — Малейшая ошибка — и ты выжжешь себе мозг. Я и так сомневаюсь в его наличии, наблюдая за твоим самоистязанием.

— Это не самоистязание, а уникальный шанс! — тут же возразил Стивен. — Меня уже мучил Дормамму недавно, так что боль я потерплю. А вот новые знания…

— Стивен… — простонал Дом.

— Кстати, ты со всеми хранителями общался?

— После мастера Агамотто ты первый.

— О, — от удивления Стивен замолчал, пытаясь сообразить, с чего ему выпала такая честь. Не додумавшись ни до чего конкретного, всё же уточнил: — Почему?

— Потому что после моего создателя только ты решил заручиться моим согласием до ритуала и в присутствии Верховного Чародея предложил мне выбор: соглашаться на тебя или нет, — в голосе Дома зазвучали нотки одобрения.

— Это естественно, ты же мог сжечь меня заживо. Я читал книгу.

— Хранители до тебя тоже её читали, но договариваться со мной не пытались.

— Да, договорённости — это его профиль, — совсем тихо и с гордостью отметил Плащ.

— Ты слабеешь? — тут же встревожился Стивен. — Плащ?

— Ничего, хозяин. Ещё немного продержусь. Спрашивай дальше.

— Вот только мучеников мне тут не надо! Вот что, Дом, усыпляй меня и потом сразу отодвинь Плащ подальше, где ему не будет вреда. Сможешь?

— Слышу слова не мальчика, но мужа, — пророкотал Дом. — Слушаюсь и повинуюсь, хранитель. Засыпай.

Тёплый вихрь подхватил Стивена, дав короткую передышку от боли. Поняв, что это и есть помощь Дома, он максимально расслабился и, сосредоточившись на дыхании, постарался уснуть.


Продолжение - здесь
запись создана: 26.11.2016 в 15:21

@темы: Фанфикшен, Фантворчество, Стивен Стрэндж, Плащ левитации, Кристин Палмер, Джен, Гет, Вонг, G-PG-13

Комментарии
2016-11-26 в 16:59 

Ха! сейчас его в какое-нибудь "милое и чудное" местечко переправят, чтоб сам выбирался :)
Нечего на чужие артефакты наезжать, если сам еще неуч.

2016-11-26 в 17:38 

Альфа-кона
Что-то мне подсказывает, что у проводников на Эверсте есть новая "туристическая точка". "Вот, а это очередной ученик из тех безумных магов. Если не умеют делать порталы, их отправляют сюда. Вон там два трупа из тех, кто так и не научился, что ж, пройдёмте дальше"

2016-11-26 в 18:06 

..Silver Dragon..
Невозможно потерять то, чего не было, как невозможно потерять и то, что действительно принадлежит тебе...
Альфа-кона, это прекрасно)))

2016-11-27 в 01:49 

Maski Mavki
О том, как любить, не впадая во власть.
Всё прекрасно, просто прекрасно:dance3: И мудрый Старейшина, и наивный лопух-неофит, и Мастер Ли, который втихоря воду мутит.
А Стивен и Плащ просто созданы друг для друга!:love:

2016-11-27 в 17:17 

Ailuropoda Aprica
Панда с бутербродом
Little Shadow, разделяю! :friend:

Альфа-кона, это отличный пункт для маршрута! :-D

Maski Mavki, "лопух-неофит" - это :-D
А Стивен и Плащ просто созданы друг для друга!
Безусловно! :yes:

2016-11-30 в 00:04 

Maski Mavki
О том, как любить, не впадая во власть.
Вот, уже и до сравнения с ребёнком дело дошло, а не только с пациентом:)
Ох, и трудно Стивену, признать кого-то другом!:shuffle: Привык к одиночеству за все эти годы. :depr: И к конкуренции коллег. Взаимовыгодный союз признать намного легче.
Легендарный канон теперь будет сочиняться в спальнях неофитов:) уроки анатомии ...обещают быть интересными.

2016-12-04 в 19:49 

Ailuropoda Aprica
Панда с бутербродом
Maski Mavki, Стивен очень сильно привык к одиночеству, это верно. Поэтому да, пока он считает, что у них союз. Но крепкий. :)

2016-12-04 в 23:34 

Ну да, если он с Дормамму "договорился", то что ему какой-то храм! ;):)

2016-12-06 в 09:51 

Maski Mavki
О том, как любить, не впадая во власть.
Эх, у бедного дома стресс и есть все основания обижаться на магов. Его Кецилий чуть по досточкам не разобрал. Срочно, оранжевое одеялко!
А лондонскому храму, похоже, ещё хуже пришлось, раз он так лютует.
Везёт Стивену на травмированные артефакты.:)

2016-12-06 в 23:41 

Ailuropoda Aprica
Панда с бутербродом
Little Shadow, да действительно! :-D

Maski Mavki,
Везёт Стивену на травмированные артефакты.
Везёт. Он их распознаёт и притягивает. :)

2016-12-07 в 03:15 

garvet
Ну хоть Санктум не смотрит на Плащ с осуждением. Проф-солидарность.

2016-12-08 в 23:04 

Ailuropoda Aprica
Панда с бутербродом
garvet, и даже больше, чем солидарность)

2016-12-18 в 22:19 

..Silver Dragon..
Невозможно потерять то, чего не было, как невозможно потерять и то, что действительно принадлежит тебе...
Не пугайте мне Плащ!
Это шикарно)))

— …Нет, вы видели? Ей ещё и хватает наглости задирать воротник, словно ничего и не было! Высокомерная красная тряпка!
Я уж испугалась, на мгновение подумав, что Плащ - это она!)

Сосредоточившись, Стивен сложил пальцы, как предписывалось в книге хранителей, затем протянул руку к светящемуся футляру и открыл его. Внутри оказалось пусто.
Понимающий своего молодого хранителя Храм - это прекрасно!

   

Doctor Strange Movie(s)

главная